Роджер Холлис - Работа в МИ5 и последние годы жизни
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
О республиках - Советские шпионы
18.12.2015 13:44

Подозрения в измене

После бегства в СССР Кима Филби (в 1963 году) стали распространяться слухи о том, что о предстоящем аресте советского агента предупредил Холлис. Кроме того, Роджера начали критиковать за то, что он не предупредил Джона Профьюмо, в то время занимавшего должность военного министра в правительстве Гарольда Макмиллана, о том, что его дружба со Стивеном Уордом и связь с британской моделью Кристин Килер могли завести его в сети советской резидентуры.

На протяжении 1950-х и 1960-х годов большое число операций британской контрразведки провалилось при обстоятельствах, наводивших на мысль о том, что кто-то предупреждал об их проведении советскую разведку.

Хотя впоследствии вина за многие из этих провалов была возложена на действия признавшихся в шпионаже или разоблачённых агентов (Гая Бёрджесса, Кима Филби и Энтони Бланта), большое число операций МИ5 потерпело неудачу уже после того, как все трое лишились доступа к секретной информации. В итоге некоторые сотрудники британской контрразведки пришли к выводу о том, что ГРУ должно было иметь весьма высокопоставленного крота в её структуре.

Питер Райт, Артур С. Мартин, Джейн Сиссмор и другие сотрудники службы были убеждены в том, что виновником утечки данных мог быть только Холлис или его заместитель Грэм Митчел, и, в конце концов, они поделились своими подозрениями с бывшим генеральным директором Диком Уайтом, который в то время являлся генеральным директором Службы внешней разведки Великобритании МИ6 (MI6).

По словам английского историка Найджела Уэста, Уайт посоветовал Артуру Мартину сообщить Роджеру Холлису о том, что в измене подозревается Митчел, а, в свою очередь, Холлис поручил Мартину (после должного рассмотрения) держать Митчела под наблюдением.

Уэст намекает на то, что это была уловка, предпринятая для того, чтобы в действительности следить и за Митчелом, и за Холлисом.

В конце концов, Артур Мартин был настолько раздражён и откровенен в высказываниях по поводу отношения Холлиса к расследованию фактов провала операций МИ5 (так, Роджер сократил численность штата и перевёл в зарубежное подразделение одного из лучших сотрудников Мартина), что тот на 2 недели отстранил Мартина от расследования, и дело было передано Питеру Райту.

Расследование строилось главным образом на данных проводившихся в то время допросов Энтони Бланта, и к возвращению Артура Мартина Райт накопил значительное количество его показаний, записав их на плёнку. После 1964 года Блант постепенно сознался в своей роли двойного агента в обмен на гарантию судебной неприкосновенности.

Со временем операция была свёрнута. После ухода Роджера Холлиса в отставку, подозрения с Митчела были сняты, так что единственным подозреваемым остался Холлис. Однако тогдашний генеральный директор МИ5 Мартин Ферниваль Джонс отказался санкционировать расследование в отношении Роджера.

Однако при преемнике Джонса высшее руководство контрразведки выразило своё возмущение в связи с противоречащим принципам морали подходом к расследованию дела Холлиса. Роджер был вызван для проведения разбирательства в связи с высказываемыми в его адрес обвинениями.

Холлис, который в прошлом являлся генеральным директором службы контрразведки, был знаком с процедурами допроса и расследования. В ходе разбирательства он оставался совершенно спокойным и невозмутимым, отвергая все обвинения.

Роджер был очень скрытным, замкнутым человеком, и служба МИ5 не располагала достаточной информацией о многих аспектах его прошлого, в частности, о нескольких годах, проведённых им в Китае.

Позже, в 1970-е годы, расследование дела Холлиса, в частности, и проникновения советской агентуры в структуру МИ5, в общем, было поручено Специальному комитету под руководством лорда Берка Тренда. После длительного дознания Тренд сообщил о неубедительности обвинений, не опровергнув, но и не подтвердив их.

Мартину, Райту и их единомышленникам так и не удалось убедить никого ни в МИ5, ни в МИ6 в предательстве Роджера.

В своей книге «Ловец шпионов» (англ.: Spycatcher), опубликованной в 1987 году, Питер Райт заявляет, что Холлис был советским агентом.

В пользу этого заявления свидетельствует, в частности, заинтересованность Роджера во встрече с советским перебежчиком, бывшим сотрудником ГРУ Игорем Гузенко, для допроса которого он был направлен в Канаду.

Райт пишет в своей книге, что Холлис обосновал своё участие в этом деле тем, что речь шла о переходе агента коммунистов на сторону Великобритании, поэтому это дело подпадало под юрисдикцию МИ5, а он (Холлис) как раз являлся экспертом британской контрразведки по вопросам противодействия коммунистической агентуре.

Гузенко предоставил Роджеру чёткую информацию о предстоявших встречах Алана Мэя с его кураторами, однако все эти встречи каким-то образом были сразу же отменены.

Мэй являлся учёным и важным звеном советской шпионской сети, завладевшей секретами «Манхэттенского» проекта США, в рамках реализации которого была создана первая атомная бомба американцев.

Кроме того, впоследствии Гузенко отметил, что встречавшийся с ним человек, как ему показалось, был загримирован и не проявлял заинтересованности в его признаниях, к тому же он отговаривал его от дальнейших разоблачений. Это обстоятельство заставило Питера Райта убедиться в том, что Холлис был предателем.

В «Ловце шпионов» британский историк утверждает, что Гузенко, до перехода на сторону Запада работавший на ГРУ, позже сам пришёл к выводу о том, что допрашивавший его представитель МИ5 мог быть советским двойным агентом, и, вероятно, опасался того, что советский перебежчик мог узнать его по фотографиям агентов, которые мог видеть в папках с документами КГБ или ГРУ, что и вынудило Холлиса загримироваться. Правда, при этом перебежчик признался, что являлся сотрудником относительно невысокого ранга и поэтому в действительности не имел доступа к таким папкам.

В своей автобиографии, написанной в 2001 году, Кристин Килер (любовница Джона Профьюмо) заявила, правда, без доказательств, что Холлис и Стивен Уорд являлись звеньями шпионской сети вместе с Энтони Блантом. А, как известно, Уорд покончил с собой, когда разразился скандал вокруг Профьюмо.

Журналист Генри Чапман Пинчер, автор несколько статей, в которых он провёл расследование провалившихся операций британской контрразведки) тоже обвиняет Роджера в том, что он являлся советским агентом, хоть и не имевшим никакого отношения к знаменитой «Кембриджской пятёрке». Пинчер утверждает, что Холлис был завербован для шпионажа в пользу ГРУ Рихардом Зорге в Китае в начале 1930-х годов.

Что же касается самой Службы контрразведки Великобритании, то на своём официальном сайте она отрицает утверждения о том, что Роджер был советским агентом, и добавляет, что непричастность Холлиса к советской шпионской сети была подтверждена в 1980-е годы ещё одним перебежчиком, бывшим офицером КГБ Олегом Гордиевским, который отметил, что сами сотрудники внешней разведки СССР были в полном недоумении в связи с обвинениями, выдвинутыми против Роджера.

Последние годы жизни

В своей книге «Ловец шпионов» Питер Райт утверждает, что, работая в МИ5, Холлис и его секретарь Вэл Хэммонд были долгое время связаны общим делом. По словам Райта, за долгие годы своей службы Хэммонд неоднократно могла уйти на повышение, но неизменно отказывалась от более высоких должностей в структуре МИ5, чтобы оставаться рядом с Роджером. В 1968 году, после развода со своей первой женой, Холлис женился на Вэл.

Особого упоминания заслуживает могила Роджера Холлиса. По словам журналиста и писателя Рона Морганса, который в 1970-е годы занимался журналистским расследованием дела бывшего генерального директора МИ5, урна с его прахом погребена в безымянной нише колумбария церковного кладбища города Кэткотт. При этом Морганс утверждает, что безымянное захоронение является знаком, которым власти отметили предателя.



 
Яндекс.Метрика